вторник, 9 декабря 2014 г.

Milady. Day 2.

«Мы многое не замечаем, как не замечаем кислорода, которым дышим»
Ф. О. Шехтель

Порой бежишь по городу, торопишься, не замечая ничего на своем пути.. а ведь каждый дом, каждое строение хранит в себе невероятные истории и тайны. 
Мне бы сегодня хотелось поделиться одной из них, и рассказать про особняк Рябушинского, ныне дом-музей Максима Горького, где мне удалось не только побывать, но и сделать кадры для данной публикации. 

Особняк построен в начале XX века одним из самых ярких представителей стиля модерн - Федором Осиповичем Шехтелем, который известен архитектурными работами над Историческим музеем, Ярославским вокзалом, театром Парадиз (ныне театр Маяковского) и многими другими, всего не перечесть. 
Возводилось здание для Степана Павловича Рябушинского - мецената, предпринимателя и основателя первого в России автомобильного завода.

Дом выполнен в стиле раннего модерна с элементами готики и мавританского стиля, но главной его точкой притяжения стала лестница в виде волны, словно погружающая в морскую пучину. Немного пугающая лампа-медуза и приглушенный свет создают таинственную атмосферу. Также в доме имеется тайная молельня - семья Рябушинских была глубоко религиозна, а сам Степан Павлович был коллекционером икон, который даже мечтал открыть в этом доме музей иконы. Но судьба распорядилась иначе.

Октябрьская революция искалечила судьбу этой семьи, ибо процветающие Рябушинские стали синонимом антинародной сущности российского предпринимательства, потому были вынуждены бежать из собственного дома и эмигрировать в Милан.
Особняк же муниципализировали, он сменил много хозяев, служил издательству, Психоаналитическому институту, детскому саду и много чему еще, пока в 1931 году не перешел во владение к Максиму Горького, который прожил в нем до конца своих дней.

Кстати, трагично судьба сложилась не только у первого владельца, но и у архитектора Шехтеля, который отказывался от иностранных заказчиков, пытаясь найти себя в жестокой стране социализма, но увы.. к отцу русского модерна не были благосклонны. Его семью выселили из им же построенного особняка на Большой Садовой, и до конца дней ему приходилось скитаться по съемным коммуналкам, распродавать свою библиотеку и личные вещи, чтобы хоть как-то прокормиться. Он порой иронизировал над собой, говоря: "строя для всех Морозовых, Рябушинских и фон Дервизам сам без гроша. 
Глупо - но я остался чист."
Умер он в голоде, больным и нищим.

Максим Горький, напротив, судьбой обделен не был, сам Сталин преподнес ему презент в виде этого особняка, где писатель постоянно устраивал культурно-литературные посиделки у самовара, за ним любили собираться не только русские деятели культуры, но и зарубежные, в частности Бернард Шоу и Ромен Роллан. Только сам Горький не испытывал никакого трепета к дому, говоря о про него: «Величаво, грандиозно, улыбнуться не на что», не чувствовал себя хозяином в нем и чаще всего предпочитал проводить время в усадьбе в Горках или в Крыму.
Кстати, Горький жил только на первом этаже особняка Рябушинского, на втором же ютились его сын с невесткой, которая и стала инициатором основания музея после смерти писателя.
Умер он в 1936 году, через три недели после того, как посетил могилу своего сына, который скончался двумя годами раньше, где простудился в холодную, ветренную погоду и слег с воспалением легких. Ходили слухи об отравлении и о том, что Максим Горький стал неугоден советской власти и что смерть сына тоже не была случайностью. Только правду уже не узнать.

Первый директор музея - Петр Крючков, не проработав на должности и года, был арестован, а вскоре расстрелян.

Вот такая история у особняка Рябушинского, очень примечательного и яркого снаружи и волшебного, таинственного внутри. 

Сейчас в музее имени Максима Горького хранится книга, где записаны имена абсолютно всех посетителей. Так что, если соберетесь его посетить, то тоже оставите свое имя в истории. 


Мой же образ сегодня прост, не вычурен и вполне подходящ для такого случая, а дополняет картину любимый жемчуг - классический на руке в виде браслета, а в колье дополненный аметистом и халцедоном.


На мне:
Колье и браслет - Milady
Платье - Zara
Сапоги - Kari

Фотограф - Надежда Зятева

Комментариев нет:

Отправить комментарий